неделя, 18 януари 2009 г.

Обикновен славей (Luscinia luscinia).Един необикновен певец-импровизатор.




Род Соловьи — Luscinia

Мелкие стройные птицы. Характерна манера подергивать хвостом и сидеть со слегка опущенными крыльями.
Гнездятся в лесах и кустарниковых зарослях.
Поющая птица, как правило, держится в глубине кустов или в густой кроне невысокого дерева.

В России восемь перелетных видов: обыкновенный соловей, южный соловей, соловей-красношейка, соловей-свистун, японская зарянка, синехвостка, синий соловей, варакушка.

Внешний вид. Немного крупнее воробья, сверху буровато-коричневый, снизу буровато-серый, хвост довольно длинный, закругленный, одного цвета со спиной.
Песня — набор повторяющихся свистов и щелканий. Каждый элемент песни (колено), число которых может достигать 12, повторяется несколько раз. Крик — низкое “фюить-трр”.
Местообитания. Обитает в светлых лесах, поймах рек, садах и парках, обычно по сырым местам.
Питание. Питается насекомыми.
Места гнездования. Излюбленными местами гнездования соловья являются речные уремы, заросли кустарников по сырым лесным оврагам, тенистые кустарники среди лиственного леса, парки, рощи, сады, густые лиственные молодняки, заросшие кладбища и т. д. Пред почитает места, расположенные вблизи водоема или по крайней мере с сырой почвой.
Месторасположение гнезда. Гнездо устраивает обычно на земле у корней кустарника или древесной поросли, иногда в куче осенних сухих листьев. Располагает его не в ямке, как большинство гнездящихся на земле птиц, а на поверхности почвы, углубляясь лишь в лесную подстилку. При этом края гнезда находятся на уровне горизонта сухих листьев (иногда несколько выше) и переходят в него незаметно.
Строительный материал гнезда. Постройка гнезда довольно грубая. Наружный слой бывает сложен из нескольких рядов полуистлевших лежалых древесных листьев, поставленных на ребро, плотно прилегающих друг к другу. Основание гнезда обложено листьями, положенными плашмя. По краям лотка, а иногда и в стенках гнезда к листьям примешены тонкие прутики, сухие стебельки трав, широкие листья осоки. Лоток выстлан очень тонкими стебельками злаков и их размочаленными листочками, тончайшими корешками и иногда небольшим числом конских волосков.
Форма и размеры гнезда. Диаметр гнезда 110- 130 мм, высота гнезда 70-100 мм, диаметр лотка 70-80 мм, глубина лотка 50-70 мм.
Особенности кладки. Полная кладка из 4-6 яиц оливкового или коричнево-оливкового, а иногда и темно-шоколадного цвета, без рисунка. Размеры яиц: (18-23) х (14-16) мм.
Сроки гнездования. Соловей прилетает в первой половине мая, и вскоре можно слышать его замечательную звонкую трель. Пение продолжается до конца июня. В конце мая — начале июня можно встретить гнезда с яйцами, а во второй половине этого месяца — с птенцами. Отлет проходит в конце августа — сентябре.
Распространение. Распространен в лесной и лесостепной зонах Европейской части России, на юге Сибири к востоку до Ачинска.
Зимовка. Южная Европа, Северная Африка, Ближний Восток.

Описание Бутурлина. Пение соловья знакомо чуть ли не каждому. До появления радиоприемников и магнитофонов редкий трактир, постоялый двор или купеческий дом обходились без клетки с соловьем. В то время хорошо поющий соловей стоил огромных денег. Некоторые знатоки могли по голосу мгновенно определить, из какой губернии доставлена птица. В начале XX века дороже всего ценились курские соловьи, сейчас лучшими считаются рязанские и тульские. Впрочем, талантливого певца можно встретить в любом месте, где водятся соловьи, даже в черте Москвы. А вот если показать самую птичку и сказать — “это соловей”, то обычно слышишь возгласы недоверия: “Как, неужели эта невзрачная птичка — наш лучший, знаменитый певец?” Происходит это оттого, что в природе соловьи держатся очень скрытно, в густой чаще кустарников и травы, среди сырых, топких мест, где выследить и наблюдать их нелегко. При встречах же соловья можно принять за какую-нибудь камышевку или за одну из очень схожих между собой тускло окрашенных самок мелких насекомоядных птичек. Но если быть внимательнее и знать повадки и облик дроздовых птиц, то в этой коричневато-бурой сверху, сероватой снизу птичке с рыжеватым хвостом и большими темными глазами нетрудно узнать соловья.
Повадки соловья очень характерны. Как и зарянка, он держится высоко на тонких расставленных ножках, опустив .крылья и приподняв хвост. Дергая им, он порывисто кланяется и издает тихий и очень низкий, точно рокочущий позыв, вроде “ррр...”, или же протяжный и чистый свист (однотонный, без повышения или понижения на конце). Все эти признаки, вместе с характерным местом обитания, позволяют узнавать соловья и без песни.
А пение этой птицы — это целая “наука” для знатоков голосов пернатых. В прежнее время, когда сильнее была развита “соловьиная охота”, то есть выслушивание певцов в природе и содержание их в клетке, были замечательные знатоки соловьиного пения, разбиравшиеся во всех тонкостях различных строф (колен) и оттенков песни того или иного певца.
И. С. Тургенев в рассказе “О соловьях” словами простого птицелова-любителя очень метко и точно описал песню этого замечательного певца. “Соловьи у нас дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат. А то вот еще у них самая гадкая есть штука: сделают этак: “тру” и вдруг: “ви!” — этак взвизгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет. Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена. А колена вот какие бывают.
Первое: пульканье — этак — “пуль-пуль-пуль-пуль...”.
Второе: клыканье — “клы-клы-клы”, как желна (дятел).
Третье: дробь — выходит примерно, как по земле разом дробь рассыпать.
Четвертое: раскат — “трррррр...”.
Пятое: пленьканье — почти понять можно: “плень-плень-пленъ...”.
Шестое: лешева дудка — этак протяжно: “го-го-го-го-го”, а там коротко: “ту!”.
Седьмое: кукушкин перелет — самое редкое колено. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист.
Восьмое: гусачек — “га-га-га-га...” У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит.
Девятое: юлиная стукотня — как юла (есть птица, на жаворонка похожа) или как вот органчики бывают — этакий круглый свист: “фюиюи-юиюи...”.
Десятое: почин — этак: “тии-вить”, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают.
У хорошего нотного соловья еще вот как бывает: начнет “тиивить”, а там “тук”. Это оттолочкой называется. Потом опять — “тии-вить... тук-тук”. Два раза оттолочка и в полудара, этак лучше. В третий раз: “тии-вить”, да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом — едва на ногах устоишь, обожжет. У хорошего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, оттрубил, скорее другое — и смешался...”.
Д. Н. Кайгородов, много наблюдавший эту птицу, приводит в своем описании соловья запись 12 колен песни, которые повторялись и перестанавливались в различном порядке. Знатоки соловьев отлично разбирались даже в местных особенностях песни. Недаром славились курские соловьи, ценившиеся втридорога.
Один из замечательных охотников-любителей, И. К. Шамон, в своих воспоминаниях о соловьях рассказывает: “Наши (московские) соловьи отлично кричали лягушками, тремя песнями — кваканье, дудка, вроде червяковой россыпи, и гремушка — волчковой дудкой и раскатом (волчок-поползень). Раскат исполнялся не глухо вниз, но сильно и длинно. Кроме этих местных соловьев, встречавшихся у нас в окрестных лесах и садах, в конце 20-х годов были новосельские (тульские) соловьи, прекрасно кричавшие стукотнями и кукушкиным перелетом; малоархангельские, с хорошей песнью “гусачек” — “га-га-га-га”. Но лучшими были привозные из южных губерний, курские и черниговские... Курская, каменовская птица удивляла своими дробями и привлекала к себе весь тогдашний охотничий мир. Их было девять манеров; особенно выдавались дроби “в оборот”. Из дробей замечательна “зеленухой” (лесной канарейкой), затем “тревога” (вроде барабана), желна, дудка, трелевая, стукотня, свист, клыканье, кукушкин перелет. Бердичевские соловьи кричали всеми дудками: польской, дешевой, водопойной, лягушечьей. Кроме того, кричали журавликом (“курлы”). Польские отличались своей типичной песней — трелевой дудкой, кричали и другими дудками и дробями, также стукотнями; выдавалась “овсяночная”. Относительно польского соловья надо заметить, что это совсем особенный сорт соловья. Его “ход” и самые песни резко отличаются от всех других (светлая дудка, стукотня, катушка, подъемный свист), хотя при этом он и кричит общими с другими песнями. В половине прошлого столетия очень ценились еще так называемые “свистовые” соловьи, тоже с большим разнообразием колен.
Читатель, может быть, спросит, почему меняются голоса соловьев в средней полосе и на юге. Вероятной причиной этому, кажется, изменение местности, где держатся птицы, находя себе подходящие условия жизни, вырубка или расчистка леса, особенно уничтожение кустарников и вообще мелких зарослей среди леса, причем птица или выпугивается, или население ее уменьшается, а при этом у нее уменьшаются и средства выработки песни, так как полнота песни каждой отдельной птицы зависит от общего хора в данной местности.
Из приведенных выдержек видно, до каких тонкостей изучения голоса доходили знатоки соловьиного пения. Их можно сравнить лишь с любителями-кенароводами. Но разнообразные напевы домашней канарейки искусственны, у соловья же мы имеем природные способности птицы и к подражанию и к звукосочетанию.
Распространение соловья очень широко. Восточный соловей гнездится почти по всей Европейской части России, к югу до Крыма и Кавказа, а в Сибири — до верховьев Енисея и до Алтая. На запад он распространен в Прибалтийских странах, Польше и восточной Германии.
Более мелкий и рыжеватый западной соловей (другой, близкий вид) гнездится в Южной и Центральной Европе, Малой Азии, а в пределах России — на Украине (в западной ее части). В Закавказье и Казахстане встречаются еще два подвида западных соловьев — персидский и африканский.
Весной соловьи прилетают не рано — когда спадет полая вода и появится зелень на кустарниках. Самцы прилетают несколько раньше самок. В Московской области первая песня соловья слышится с 10 мая (среднее за 33 года). Во второй половине мая, если нет возврата холодов, он поет уже полным голосом все ночи напролет и даже днем.
Излюбленные гнездовые места соловья по берегам маленьких речек замечательно живо описывает С. Т. Аксаков в своих “Записках ружейного охотника Оренбургской губернии”: “Там редко встретишь вяз, дуб или осокорь, там растет березняк, осинник, ольха. Там, кроме черемухи и рябины, много всяких кустов: калины, жимолости, боярышника, тальника, смородины и других. Многие деревья и предпочтительно таловые кусты пронизаны, протканы и живописно обвиты до самого верха цепкими побегами дикого хмеля и обвешаны сначала его зелеными листьями, а потом палевыми, золотыми шишками, внутри которых таятся мелкие круглые, горькие на вкус хмелевые семена. Множество соловьев, варакушек и всяких певчих птичек живет в зеленых, густо растущих кустах такой уремы. Соловьи заглушают всех. День и ночь не умолкают их свисты и раскаты”.
Гнездо устраивается очень рыхло на земле, среди корней кустарника или в зарослях густой травы. Очень редко гнезда бывают на нижних ветвях. В материале, кроме стебельков и соломинок, много сухих листьев, устилающих густым слоем землю и вокруг гнезда. Внутренняя выстилка делается мягче, иногда волосом или шерстью. Яички, длиной около 22-23 миллиметров, замечательны своей темно-коричневой окраской, очень незаметной среди сухих листьев. Насиживает одна самка, а самец ее кормит и охраняет гнездовой участок от вторжения соседей. К вылуплению птенцов пение его слабеет, и все силы идут на выкармливание выводка. В средней полосе соловьи умолкают в начале июля.
В питании соловья много общего с зарянкой. Он также кормится понизу, собирая мелкую ползающую добычу (жуков, гусениц, слизней) среди прелой листвы и на нижних ветвях кустарников. Но соловей держится спокойнее зарянки. Его движения как бы обдуманны, он прыгает большими прыжками, часто останавливаясь и осматриваясь по сторонам.
Птенцы соловья такие же пестрые, как у зарянки и горихвостки. Соловьи гнездятся один раз в лето, и поэтому старые дольше держатся вместе с выводком. В конце июля начинается линька, а к началу сентября (в средней полосе) птицы уже исчезают. Отлет происходит очень незаметно.

Няма коментари:

Публикуване на коментар